Интервью The Reggaenauts

— Привет, парни! Ну что же, для начала представьтесь. Что такое группа Reggaenauts на данный момент ?

Адрей Парфенов: Привет! Reggaenauts в своей второй реинкарнации это четыре человека — Женя Лещенко на басу, гитарист Женя Бодренок, ударными заведую я — Андрей Парфенов и Петр Романов играет на органе. Он у нас, кстати, одним органом не обходится, в его арсенале так же мелодика, различная перкуссия и еще он играет на тромбоне.

— Несложно заметить, что состав претерпел существенные изменения. Андрей, от старого состава остался один ты.

А. П.: Верно. Но с остальными ребятами мы все равно стараемся поддерживать связь. Например Артем Петров (сейчас гитарист в группе Зиновий Биртман) помогает с администрированием, организацией концертных мероприятий в Европе.

— Раз уж сразу заговорили о концертах, то колитесь, почему с момента того, как вы заявили о реюнионе и до момента анонса первого концерта, прошло так много времени? Мариновали публику, нагнетали ажиотаж?

А. П.: В первую очередь хотелось бы поблагодарить всех, кому небезразлична судьба нашей группы и сцены в целом и тех, кто ждет наших концертов. Если говорить о раннем анонсе возвращения коллектива, то он стал для нас самих такой своеобразной точкой невозврата — после этого включить заднюю было уже нельзя. Это подстегивало работать больше и упорней, давало дополнительный стимул. А насчет времени скажу так, что на момент решения о возвращении на сцену было многое переосмыслено, в плане направления деятельности, звучания. Поэтому его, времени, так много и понадобилось — в течение полугода у нас было по 4 репетиции в неделю. На каждой репетиции один и тот же трек могли прогнать много раз, переиграв его каждый раз с нуля, с чистого листа. У нас есть один трек, который существует, в семи версиях, ни больше ни меньше! Всё это опять же делается, чтобы слушатель не остался разочарованным.

— Так, кстати, и Wheeler-Dealers собрались — полтора года репетиций перед первым выступлением. И этой зимой прокатились на гастроли в Европу. Есть ли у вас в планах показать себя европейской публике?

А. П.: Да, более того, могу сказать, что мы изначально были заряжены на Европу. Есть огромное желание расти, не ограничивая себя рамками отечественной сцены и как пример можно привести результат работы с американским продюсером и исполнителем Эско Крисом, который сводил нам треки для готовящейся к выходу на Magnetic Loft семерке. Уровень нашего материала достойный, есть что показать европейскому и конечно же нашему слушателю.

The Reggaenauts

— Расскажите немного подробней про работу с Крисом.

А. П.: Крису я написал сам, зафрендились. Потом Эско, после того, как мы нашлись с ним на фейсбуке, самостоятельно раскопал видео старого состава на ютубе и отписал нам и предложил сотрудничество. Сейчас мы много общаемся, он сетует на расстояние между двумя странами и, что хотелось бы делать вместе больше, в том числе и играть вживую. Есть все шансы, что в скором времени он окажется на гастролях в Европе и мы наконец-то пересечемся. Ну и хотелось бы притащить его в Питер и Москву, конечно.

— Несмотря на то, что сводились ваши треки в Америке, группа-то вы отечественная, значит и у нас можно играть реггей музыку общемирового уровня? В последнее время и у нас появились интересные коллективы.

Конечно. У нас в России, безусловно, есть замечательны коллективы, причем не только в столице, но и в Самаре и Екатеринбурге, поэтому если будут предложения, то мы с удовольствием поедем на гастроли и туда. Хочется, чтобы у нас в стране была сцена со здоровой конкуренцией, возможностью работать вместе, чему-то учиться друг у друга.
Главное отличие Питера от Москвы и других городов в том, что у нас совсем рядом Финляндия, поэтому есть возможность чаще выезжать в Европу, проводить русскую реггей экспансию, так сказать. Показывать, что мы тоже можем. Стыдно было бы не использовать такую возможностью заявить о себе и не попытаться занять свое место на сцене, ведь, по сути, в Европе и мире, сейчас все топовые коллективы можно перечесть по пальцам двух рук.

— Кого бы вы, выделили на данный момент?

(присоединяется Евгений Лещенко)
Евгений Лещенко: По профессионализму и саунду — это в первую очередь вся американская тусовка. Hepcat, Slackers, 10 ft. ganja plant, Lions, Frghtners, Сэмми Кэй, Крис Мюррей, понятно, что они там все постоянно общаются и много работают совместно. Калифорнийцы Expanders, Delirians. Сам Esco Chris конечно. Европейцы Ratazanas, Calororegians, Transilvanians звучат очень аутентично. Отдельно выделил бы Dub Spencer & Trance Hill из Швейцарии – они по-настоящему серьезно подходят к звуку, грамотно вводя в аутентичный саунд эксперименты со звуком, а это именно то, что нам сейчас очень импонирует. Про это вообще отдельно рассказать хотелось бы.

А. П.: Да, мы когда в процессе добавляли всякие дабовые фишечки… у нас они такие, в духе 70-80х! так вот мы тогда именно на Dub Spencer & Trance Hill ориентировались. На семерке Magnetic loft на b-side как раз будет такой около-дабчик.

— Ну раз уже несколько раз упомянули про эту семерку, расскажите, как работали на записью.

А. П.: Над записью работали очень долго и кропотливо, на Леннаучфильме мы арендовали помещение бывшего кинозала, где раньше просматривались демонстрационные фильмы. В этом зале очень интересная акустика, звук получился потрясный!
А второй трек мы записали на студии нашего товарища, звукорежиссёра и по совместительству гитариста коллектива Sloptones. Как правило, мы за два-три дубля писали основной трек, а потом 4-5 часов шла запись дабл-треков и наложений, мы прописывали тонну перкуссии, играли на всем, что звучит. При этом мы стараемся найти баланс между партиями, так, чтобы звучать вживую адекватно записи.
Уже упомянули Dub Spencer & Trance Hill, так вот это то, к чему нужно стремиться — звучать на записи и живьем одинаково хорошо и интересно.

The Reggaenauts

— Сложно ли это, одинаково хорошо звучать на записи и вживую, в отечественных реалиях, когда звукач в клубе далеко не всегда, скажем так, имеет представление о том, как добиться хорошего реггей звука?

А. П.: Непросто. По этой причине мы всегда возим с собой свой аппарат на запись и планируем возить на гиги. В прошлом составе у нас не было ни одного концерта, чтоб мы не брали с собой комбик для органа. Для хаммонда он просто необходим, а в клубах редко можно найти хороший комбик, который даст те самые вибрации, ощущаемые физически. Вот и 4 мая повезем его и еще кучу аппарата.

Е. Л.: На этом концерте, кстати, планируем презентовать видеоклип. Очень хотим успеть до 4 мая. Но что снимаем, кто снимает и где — секрет и интрига. Скажем только, что это будет очень интересный трек, такое органное ска, которое мы очень хотели записать. Дело в том, что Андрей на барабанах выдает такие фишки в духе Ллойда Нибба, что не использовать это — просто преступление.

— Андрей, а ведь ты успел поиграть в Chattanooga Ska Orchestra и Cabernet Deneuve?

А. П.: Верно и также мне повезло поучаствовать в записи альбома Music for your liver. Могу рассказать, как я туда попал. В какой-то момент Cabernet Deneuve объявили ни много, ни мало конкурс (такой маленький междусобойчик по своим). Ну я пришел, отыграл, пообещали перезвонить. И тишина. Зато позвонил Ярик (Ярослав Волковыский) и предложил сыграть с Чаттанугой. Выдал мне список из 27 песен. И это за 2 недели до выступления. Я отыграл концерт, по бумажке, признаюсь, а после него ко мне подходит Механик (Сергей Миланин) и говорит: «Круто было! Давай, через 2 недели с нами играешь. Вот тебе 27 треков наших, учи». По опыту сотрудничества с ними могу сказать, что это живой пример для молодежи, те на кого нужно равняться. На тот момент они дали мне возможность доказать самому себе, что я чего-то стою и благодаря им я очень сильно вырос. У каждого из них огромный опыт и багаж знаний. Ребятам привет передаю. Всех очень люблю!

— Давайте-ка осветим техническую сторону вопроса. На чем играете? Андрей, давай с тебя начнем.

А. П.: Я целенаправленно подбирал
современные барабаны максимально приближенные по звучанию к старым. В первом составе я стучал на старых барабанах и всегда было нужно что-то крутить, ремонтировать, — старый аппарат, увы, не так надежен. Сейчас в качестве малого барабана я использую современный алюминиевый Perl, с пластиком Remo Powerstroke 3. Барабаны у меня кленовые Mapex, к ним я тоже тщательно подбираю пластики и это Remo Controlled Sound Clear Top Black Dot. И открою небольшой секрет, когда играешь даб, то нужно положить рубашку или футболку — звук должен быть глухим! А тарелки у меня классические Zildjian 80х. Но это не все. Под мой малый барабан у нас есть ленточная эхо-машина! Но про нее пусть Женя расскажет.

Live dub drumming #reggaenauts #tapeecho #vintageandrare #gearporn #geartalk #reggae #dub #reggaedrummer #drumming

A post shared by REGGAENAUTS (@reggaenauts) on

Е. Л.: Ну это довольно простая, но редкая японская ленточная эхо-машина. Различные цифровые и аналоговые эмуляторы делея порой дают клевый звук, компактны и не требуют обслуживания, но ленточный эхо-юнит живьем дает непередаваемую текстуру повторов. Поэтому микрофон на малый барабан для Андрея мы решили пустить через эту эхо-машину, она хороша для даба.
Если продолжить разговор об аппарате и если верить расскзам о том, как Ли Перри открывал Black Ark — он скупал уйму относительно простого и недорогого, и часто бу-шного стафа и выжимал из него все что можно за счет буйной фантазии. Мы сейчас делаем так же — у нас постоянно происходит технический улучшайзинг, что-то продаем, что-то докупаем, при этом стараясь выжать максимум из стафа. У нас есть правильный реггийный бекграунд, мы знаем как получить нужный звук и хотим чтоб этого нужного, интересного звука было много. Понятно, что, например, Андрей сыграет правильно на любых барабанах, просто хорошая установка и железо добавят звучанию нужных нюансов. То же самое и с басом, на котором играю я, кстати это Yamaha SA70 конца 60х — начала 70х. Взял ее, наслушавшись Эстона Баррета, игравшего на полуакустическом басе в составе еще Hippy Boys и Upsetters (а бас он, кстати, потом подарил Робби). Есть еще бас в классическом для реггея формате Jazz Bass– Modulus VJ4, но, повторюсь, нюансы в различии звучания не столь важны как руки, голова и фантазия.
Вообще существует много стереотипов, мол, для регги подойдет только Fender Jazz — но на Ямайке люди играли, на чем придется в прямом смысле слова. И как только начинали что-то зарабатывать, то покупали самый дорогой из доступных — Fender Jazz Bass. Поэтому на кого ни посмотри — и Астон Барретт, и Робби Шекспир, и Флабба Олт, и Борис Гардинер все когда-нибудь да и играли на джаз бэйсе. Только бедный Ллойд Паркс играл на Precision (шутка 🙂 ).
То есть, если посмотреть на ЯмThe Reggaenautsайку прошлого, то все играли на Fender. Сейчас играют на разных басах и в разный аппарат, но все равно, бас звучит как надо. Это говорит о том, что Ллойд Паркс был прав — главное это правильно поставленные руки и голова, а гитара — от силы 10% успеха. Этот принцип с оговорками можно транспонировать и на остальные инструменты.

 

Е. Л.: Гитарный стаф у нас относительно простой: Greco Stratocaster 80х годов и немного (шутка, на самом деле много) педалей. Они у нас всегда обновляются и педалборд постоянно трансформируется. Комбик гитарный у нас, как и для органа, тоже свой, мы искали специально транзисторный комбик с теплым чистым звуком как у Фендера. За комбиком – Hughes&Kettner, специально, в свое время, гоняли в Финляндию, таких комбиков уже не делают сняли с производства и взяли его за копейки. На нашей семерке от Magnetic Loft как раз звучит гитара через этот аппарат.

А. П.: Но самая важная часть нашего коллектива это орган Hammond XB1 и комбик, который мы использовали и в первом составе. Стоит еще раз отметить, что комбик – это половина успеха органного саунда. Конечно, настоящий лесли обслуживать и возить очень хлопотно, поэтому мы нашли разумную альтернативу: английский Marshall конца 80х с 15 дюймовым динамиком и классную педаль эмуляции лесли. С таким сочетанием наш орган звучит потрясающе, вытягивает все низы и дает нужные вибрации.

Е. Л.: Про наш аппарат мы можем говорить на самом деле очень долго.

А. П.: Да, в том числе и за счет стафа, мы стремимся максимально расширить наше звучание, чтоб быть интересными не только людям, которым нравилось творчество прошлого состава и которые хотят слышать бодрые органные инструменталы, но и порадовать любителей даба и классического реггей. При этом сделать это органично, чтобы не оставить обделенными ни тех, ни других.

— Будет ли во втором составе Reggaenauts вокал?

А. П.: Нет, расширять состав до 5 человек и кого-то приглашать на постоянную основу мы не планируем. В планах скорее делать какие-то совместные проекты, как, например, с Крисом. Но повторюсь, что мы всегда открыты к сотрудничеству.

Автор интервью Денис Буров.

Tags from the story

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *